«Через эсперанто я встретил великолепный мир интересных людей, увлеченных языками»


Александром Блинов — полиглот, преподаватель, основатель и исполнительный директор школы иностранных языков « Язык для успеха», эсперантист, инициатор и организатор « Фестиваля языков» в Чебоксарах.

Александр, как сейчас ваша жизнь связана с языками?

С языками я связан очень прочно.

Во-первых, я работаю в школе иностранных языков. Это частная школа, одним из основателей которой я являюсь. У нас несколько офисов; одна из школ расположена в Чебоксарах. Это моя основная деятельность и основное место работы, так как я являюсь исполнительным директором этой компании.

Кроме этого, поскольку меня беспокоит ситуация, связанная с региональными языками, в частности с моим родным чувашским языком, я преподаю и в одной из обычных школ. В прошлом году взял первый класс, сейчас эти детишки уже во втором. Учу их говорить по-чувашски.

А также занимаюсь общественной деятельностью — мы проводим различные языковые и околоязыковые мероприятия для развития и сохранения чувашского языка.

Уже 9 лет я устраиваю летний лагерь чувашского языка, и в этом году уже в 23-й раз будет проходить ежегодный «Фестиваль языков» в Чебоксарах. Разумеется, я все это делаю не в одиночку, а с командой. Мы стараемся пропагандировать языковое многообразие.

Какие языки вы знаете?

Три основных языка, которыми я пользуюсь практически каждый день в той или иной степени, — это русский, чувашский и эсперанто.
Преподаю в основном итальянский.
Французский — это моё основное образование.
Английским не так активно пользуюсь, потому что вполне обхожусь без него.
Ещё турецкий, но он сейчас у меня в более плачевном состоянии, чем это было лет 15–20 назад.

Как любой другой полиглот, я ориентируюсь во многих языках. Но степень знания их не настолько велика, чтобы достойно поддержать разговор, поэтому их не стоит упоминать.

Как эти языки появились в вашей жизни?

Очень естественно.

Во-первых, мой первый язык был чувашский. Родители говорили со мной по-чувашски.

Потом мы приехали из деревни в город Чебоксары, я попал в детский сад. Мне было 3 года с небольшим.
В первый день, когда мама пришла меня забирать, к ней подошла воспитательница и сказала: «Вы знаете, ваш сын совершенно не общается ни с кем, ходит молчаливый, он вообще у вас, наверное, отстаёт в развитии».
И примерно при этих словах я увидел маму и закричал по-чувашски: «Мама, мама, здесь никто не умеет разговаривать».
Вот так вошел в мою жизнь русский язык, и родители решили, что русский язык обязательно нужен.
Я немного жалею о том, что чувашский язык мне в свое время не был дан. Но, так или иначе, в семье всегда был чувашский. Родители до сих пор говорят только на этом языке. Для меня он родной и естественный. Русский язык — это язык образования.

У меня бабушка говорила по-татарски, мне было очень интересно. Я начал учить татарский язык где-то в шестом-седьмом классе.

Примерно в то же время у меня появился интерес к эрзянскому языку. Потому что мама моего близкого друга была эрзянкой и говорила по-эрзянски. Мне это тоже стало интересно, я записывал много всего и пытался изучать.

Потом мы с классом захотели создать всемирный язык, и я нашёл эсперанто.

Затем появился интерес создать общий тюркский язык, и мы с другом это начали делать. Заказали учебники с разных республик Советского Союза. Они до сих пор у меня дома лежат. Но мечта не реализовалась, потому что появился эсперанто в моей жизни, и он, по большому счёту, заменил этот интерес.

          Через эсперанто я встретил великолепный мир интересных людей, среди них огромное количество людей, увлеченных языками, причём самыми разными. Это, конечно, было для меня настоящим открытием. Я ни на минуту не жалею, что судьба меня столкнула с эсперанто.

Александр Блинов

Полиглот, преподаватель, общественный деятель

Поскольку появился интерес к языкам, меня убедили идти не на истфак, а на иняз. Там у меня появился французский язык.

Была необходимость поехать в Турцию — пришлось выучить турецкий.

Поехал в Италию — выучил итальянский.

По сути, куда я ни еду, обязательно пытаюсь что-то учить. Вот был летом недельку в Грузии, и, конечно, несколько десятков слов и выражений по-грузински я теперь знаю. Это всегда облегчает взаимопонимание с местными жителями.

Я борюсь со стереотипами и считаю, что самый нужный язык — это не английский, а тот язык, с которым вам приходится в жизни сталкиваться. Это язык соседей, с которыми вы общаетесь. Это язык людей, с которыми вы дружите. Потому что вы намного больше сможете достигнуть и лучше понять ваших окружающих, если знаете их язык. Есть известное выражение, что английский язык от ума, а от сердца это всё-таки родной язык того человека, с кем вы общаетесь.

Как поддерживать несколько языков?

Ну, приемы-то, наверное, всем известны. Нужно хотя бы пассивно слушать языки, слушать аудио, смотреть видео, читать литературу по возможности на тех языках, которые хочешь поддержать в каком-то состоянии. Поддерживать все-все языки очень сложно. Всё равно на каких-то чаще приходится общаться, на каких-то реже. Какие-то немножко почитал, позанимался, потом отложил в сторону. Просто физически не хватает времени. Но практика, конечно, нужна. Нужно поддерживать как спортивную форму, так и владение языками. Никуда от этого не деться.

Самая большая сложность — это когда во время разговора какое-то слово приходит в голову на 4–5 языках, а на нужном языке никак не можешь его вспомнить. Хотя ты его точно знаешь.

Естественно, бывает интерференция близких языков, таких как итальянский, французский, эсперанто. Иногда они путаются.

Основной секрет заключается в том, что то, что вы делаете, вам должно нравиться. Вы должны получать моральное удовлетворение от того, что делаете, изучая языки, пользуясь этими языками. Если это не нравится, то, по крайней мере, должна быть какая-то необходимость, тогда языки будут в форме. Если ни первого, ни второго нет, то через силу поддерживать языки сложно.

Какой язык вам больше всего нравится?

Вопрос, конечно, сильно провокационный. Что значит нравится?
У меня нет любимого блюда и нет любимого такого языка. Естественно, прежде всего — это родной язык.
Потому что чувашский язык — это язык, который впитался с молоком матери. Я очень люблю эсперанто, поскольку мне безумно нравится его идея — второй язык, нейтральный, после родного. Гениальнее идею просто невозможно придумать. То есть он простой и опять же нейтральный, и второй язык после родного. Родной язык, прежде всего, должны знать все без исключения.

Я очень активный сторонник языкового многообразия. Это как разноцветье, как разновидность природы, живого мира.Языки тоже разные. Когда люди говорят на одном языке, они одинаково и очень стандартно мыслят.


20-ый «Фестиваль языков» в Чебоксарах

Например, я сейчас очень много итальянского преподаю. Итальянцы выражают те же идеи совершенно по-другому. Хотя, казалось бы, все слова такие же. Почему? Тип мышления, психология другая, другая культура, другое восприятие всего. Мне кажется, это очень сильно влияет на людей. Они действительно начинают уже по-другому смотреть на знакомые вещи.

Нужны ли вам языки для чего-то кроме работы?

Любое дело, которое ты делаешь с любовью, всегда приносит тебе определенный дивиденд.
Я встречаю таких же людей, которым это тоже интересно, нахожу единомышленников. Плюс это то, что ты приходишь на рынок, скажешь что-то, например, по-грузински или по-армянски, и человеку это очень приятно. Родной язык относится к эмоциональной сфере. Когда ты задеваешь это эмоциональное живое, то человеку становится хорошо. Это как сделать комплимент, сказать ему что-то на его языке. Разве это не дивиденды?
Когда ты проявил интерес к человеку, сказал что-то на его языке, и он отзывается тем же уважительным отношением. Есть известное психологическое выражение: «Мы интересуемся теми, кто интересуется нами». Когда мы начинаем проявлять интерес к другим людям, то и люди начинают интересоваться нами.

Конечно, с точки зрения путешествий это облегчает жизнь. Когда люди не знают языков, а ты помогаешь им найти взаимопонимание. Зная язык, путешествуя самостоятельно, ты не боишься оказаться в другой стране.

Вот даже сейчас были в Грузии, идем по улице, спросили у молодой девушки в Батуми, как пройти. Сначала обратились по-русски — по-русски она не говорит. Попытались по-английски — по-английски она тоже не говорит. И тут неожиданно я спросил, может, она говорит по-турецки? Она жутко обрадовалась, потому что по-турецки она говорила великолепно.

Забрались на гору, подходит пожилая пара и просит жестами их сфотографировать. Я смотрю, что на фотоаппарате надпись на иврите, значит, евреи. Я им сказал какие-то слова на иврите, они тоже очень обрадовались, для них это было неожиданно и приятно, что я догадался.

Людей это очень сильно подкупает. Это же очень здорово. Зная даже несколько фраз на их языке, обращаясь на нем, ты получаешь намного больше, скажем так, эффекта взаимопонимания, нежели ты пытаешься узнать что-то только на одном русском языке.

С какого языка лучше начинать изучение?

Тут есть несколько подходов. Надо начинать с того языка, который хочется изучать. Это первый мой подход.
Потому что нравится, например, французский — учите тогда французский. Кто-то вот не любит английский. Не первый раз встречаю: «не хочу», «не могу», «не воспринимаю английский и всё, но не могу, как обожаю французский». Ну, вот и учите французский. Учите другие языки, учите местные языки в регионах, где вы живете, соседские языки, с которыми приходится сталкиваться.

          Каждый язык по-своему красив, безумно красив. Послушайте, что говорят люди о своих языках. Это вообще чудо просто.

Александр Блинов

Полиглот, преподаватель, общественный деятель

С точки зрения логики языка, конечно же, я однозначно считаю, что эсперанто очень полезен в этом отношении. Потому что он формирует определённую логику, структуру языка, где нет исключений. Это такой метаязык. И ты понимаешь, как функционирует вообще языковая система. И это очень хорошо. Такой прекрасный мостик для изучения других языков.

Конечно, с точки зрения практической может показаться, что английский более нужный. Или при поездке в Италию — итальянский более нужный. Это ваше решение. Конечно, и через эсперанто можно путешествовать. Масса моих друзей так и делает, и я сам путешествую. Но как язык, как структура эсперанто, конечно, безумно интересен. Словообразование великолепное, синтаксис, свободный порядок слов. Как не влюбиться в морфологию, когда там все существительные на “о” заканчиваются, прилагательные — на “а”, и ты начинаешь этим жонглировать. Получается такая математическая логическая штучка для мозга, это тоже полезно.

Многие полиглоты знают эсперанто. Как так обычно получается?

Тут настолько всё по-разному. Вот из Японии товарищ приезжал ко мне в прошлом году в лагерь чувашского языка учить чувашский. Молодой человек около 30 лет или чуть моложе. Он начал интересоваться малым языками Японии. Там кроме айнского еще несколько островных языков, как оказывается, есть. Вот был у него такой интерес, и он начал учить. Школу заканчивал англоязычную, то есть у него английский великолепный. Однажды он увидел лекцию про эсперанто и пришёл, чтобы заявить там громко всем во всеуслышание, что это вообще ерунда полная, никому не нужная. Но ему лектор сказал: «Молодой человек, вы сначала изучите язык или познакомьтесь хотя бы, а потом будете меня критиковать». Он задумался и действительно начал заниматься эсперанто и стал в итоге председателем молодежного движения эсперантистов в Японии. Настолько это его увлекло.
И, конечно же, интерес к малым языкам и вообще к языкам у него не пропал, и он до сих пор учит и удмуртский, и эрзянский, и чувашский, и другие языки. Ну и он еще активный эсперантист, хотя пришёл с неожиданной целью, чтобы покритиковать.

У людей очень разные истории. Но обычно открытый человек, мимо эсперанто очень редко проходит и редко его критикует. Для меня это очень важно, что он открыт, интересуется миром, интересуется разными культурами. Есть очень много открытых людей, они эсперанто с удовольствием берут в копилку. В плане использования, конечно, бывает по-разному — кто-то более активно использует, кто-то менее активно. Но эсперанто в наборной сумке полиглотов очень часто присутствует.

Если бы вам понадобился новый язык, как бы вы его учили? Какой порядок действий должен быть?

Естественно, если есть литература, я начинаю знакомиться с этой литературой. Причём я не люблю покупать только один учебник.
Нет идеального учебника, который подходил бы тебе. В одном учебнике лучше даётся практика речи, в другом учебнике — грамматика, например. Даже какие-то грамматические вещи в одном учебнике так объяснены, и ты это понял, а какой-то другой грамматический аспект ты понял через другой учебник.

На уроках я достаточно много времени выделяю для того, чтобы рассказать, как надо изучать самостоятельно языки.
Прежде всего, нужно много слушать язык. Хочешь заговорить — надо сначала слушать. Я больше ориентирован на тех, кто хочет овладеть устной речью. Язык надо слушать, слушать, слушать, постоянно наслушиваться. Естественно, надо начинать с простых текстов, которые ты можешь понять или догадаться по принципу «догадаться плюс один». То есть знакомый текст, но немножко он для тебя сложный. Ты что-то немножко дополнительно ещё изучаешь. Мне легко такой текст подобрать, а вот неопытному человеку, конечно, сложнее понять, какой текст более важен, какой менее важен, какой сложен, менее сложен.

Слушаем, потом вычленяем отдельные фразы и пытаемся разобраться в грамматике. Если есть человек, с кем можно уже сейчас практиковать язык, надо просто садиться и общаться с ним на разные темы. Темы нам все известные: семья, спорт, путешествия, интересы. Можно более серьёзные — покупка чего-то, заказ чего-то, ну и так далее.

Я так татарский, например, учил. Мы 5–6 занятий провели. Я вёл урок, а девушка мне просто помогала вычленить какие-то вещи, которые я не знал. Для меня это очень эффективно, мне в принципе ничего больше не надо.

Сейчас очень много информации на эту тему, и почти все примерно одинаково размышляют. Есть какие-то методики особые, допустим, методика Китайгородской построена по принципу полилогов. Я писал дипломную работу, ссылаясь на методику Китайгородской.
Но я, например, не очень хочу именно так преподавать. В зависимости от своей личности мы преподаем иначе, берем приемы из разных методик.

Или, например, методика чтения Ильи Франка. Она тоже достаточно понятна и известна. Причём до того, как Франк её опубликовал, она была, в общем-то, и так уже понятна. Но она только для чтения — это один из элементов языка.

          Невозможно только через один вид речи освоить язык. Все виды речи должны подключаться. Язык достаточно многогранен, поэтому всё нужно тренировать. Невозможно тренировать только мышцы ног или только мышцы рук, должны тренироваться мышцы всего тела.

Александр Блинов

Полиглот, преподаватель, общественный деятель

С каких слов лучше начинать изучение?

Смотря, как мы учим. Для меня нет более важных или менее важных слов. Если они нам встретились в речи, значит, они необходимы. Естественно, слова третьего порядка, как “задвижка” или “фрахтовать”, будут не в первом порядке.

Но другое дело, если они есть в речи, с которой приходится сталкиваться, например, в силу профессиональной деятельности.
Например, мой итальянский начался с того, что на третий день, как я попал в Италию и начал учить язык, я написал себе текст, где были слова: «Я представитель такой-то компании. Мы собираемся заключить с вами контракт». Я выучил это как скороговорку и тараторил. После 15-го раза я это говорил уже достаточно свободно и легко. Хотя с точки зрения отбора лексики, это, конечно, не самые первые нужные слова были. Поэтому по мере необходимости, какие слова нам нужны, те можно использовать.

А так, конечно, надо учить те слова, которые теоретически могут в первую очередь пригодиться. Это, прежде всего, рассказ о себе, изъявление желания, как соглашаться-не соглашаться, ну и так далее.

Я считаю, что этот порядок не принципиален. Принципиально, что аудирование должно в хорошем смысле этого слова зашкаливать, особенно на начальных этапах. Ну и всегда. А потом уже воспроизведение речи. Сначала слушайте язык, вслушивайтесь. Тогда и со звуками будет намного проще. Это как песня, к которой мы привыкаем.

Теоретически вы будете запоминать те модельные фразы, которые вы слышите. И они будут для вас тоже естественными. То есть не надо будет сомневаться: говорят так или не говорят. Если у вас есть уже заложенная в аудировании эта модельная фраза, для вас она будет естественна, и вы сами будете, моделируя, воспроизводить такую же фразу.

Как вы считаете, нужны ли суперспособности, чтобы выучить 2–3 языка, или это каждому посильно?

На мой взгляд, способности всё-таки есть у людей. Почему-то не всем даются языки, я не могу это объяснить. Некоторым даются языки сложнее, некоторые на лету схватывают. И тех и других примеров в моей жизни было очень много. Когда человек, абсолютно не зная язык, через неделю использования того же самого эсперанто уже на уровне А1–А2 общается. И вместе с тем, есть люди, которые, казалось, простой эсперанто могут учить целый год–два, и у них будет базовый уровень, до A1 даже не дотягивать.

Какие еще сложности могут быть при изучении языков?

Это вообще отдельная и очень объемная тема. Смотря, какой у вас родной язык.

Язык — это способность абстрагироваться от каких-то стандартов и норм родного языка.
Например, в русском языке есть категория вида — совершенный или несовершенный вид, что полностью отсутствует в европейских языках, и для европейцев это вообще непонятно. Зато есть понятие переходность и непереходность в западных языках. Или в тюркских языках и в моём чувашском языке есть аспект очевидности и неочевидности. Конечно, если в твоем языке этого нет, то это трудно понять. Например, изафет тюркских языков, изафет чувашского языка — это очень тяжело понять людям, которые не сталкивались с этим понятием. Они просто не понимают, как это функционирует и зачем это нужно.

Ну и то же самое для европейцев падежи — это какой-то страх божий. Причем падежи разные бывают. Допустим, падежи финского языка очень регулируемые и очень четкие. Справедливо ли их с другой стороны называть вообще падежами, потому что это не совсем падежи — это грамматические окончания, скорее всего, какие-то. В плане терминологии я не берусь делать заявления, но это не те падежи, которые есть в латыни и в синтетических языках.

          Сложностей очень много. Но все-таки самая большая ошибка — это переводить дословно с родного языка на иностранный язык, просто подставляя иностранные слова.

Надо начинать учить язык с аудирования и воспринимать язык не с отдельных слов, а с конструкций языковых, или, что мы называем иначе, модельных фраз. Например, «Я хочу кушать» — это модельная фраза типичная для русского языка. Для французского языка мы должны знать модельную фразу «Я имею голод» (франц. j'ai faim). Если мы так скажем по-русски, то это тоже будет правильно, но так вообще никто не говорит у нас. Это не характерно. И вот это надо учить. Это самое сложное.

Александр Блинов

Полиглот, преподаватель, общественный деятель

Эти вещи надо как бы наматывать. Потому что вот по этой модельной фразе «я имею голод», «я имею сонливость», «я имею жажду», «я имею необходимость» формируется итальянский, французский и очень многие романские языки, и вот эту модельную фразу нам надо запомнить. Уяснить, что вот эти идеи они выражают по-другому.

Не переводите дословно, воспринимайте в целом идею, которую выражает та или иная фраза. Стопроцентная эквивалентность — это очень редкое явление, когда мы переводим с одного языка на другой язык. Поэтому надо язык воспринимать уже как таковой и начинать с азов.

Конечно, оказаться в какой-то языковой среде было бы очень хорошо, начиная с самого малого.

Могу рассказать свой опыт с турецким языком. Я начинал, когда у меня было турецкое окружение. Месяца 2 пришлось жить, где никто по-русски и на других языках не говорил. Все говорили по-турецки. И вот две самые главные фразы я выучил — «Что это такое?» и «Что ты делаешь?». И вот у меня понеслось. Я, конечно, надоедал людям прилично, но, тем не менее, я тыкал пальцем и спрашивал:
«bu nedir?» — «bu masadır». «Что это такое?» — «Это стол». Ну и так далее. То, что я видел вокруг себя, я называл.
Потом появлялись прилагательные: «Это красивый стол», «А это ведь не-плохой стол?» Я сам усложнял предложения и задавал вопросы. Они отвечали: «Да, это неплохой стол», «я считаю…», и потихонечку начинается разговор. Тем самым мы вводим существительные.
Потом вопросом «Что ты делаешь?» мы входим в класс глаголов — «я стою», «я смотрю», «я думаю», «а я читаю», «а что ты собираешься делать?». Эти вещи на начальном этапе очень сильно помогают.

Люди часто ссылаются на возраст, что, мол, им уже 40/50/60 лет, уже поздно учить язык. Что бы вы на такое ответили?

Ну, для всего — для любого дела — нужно время. Я говорю, есть какая-то часть небольшая — процентов 10–15, ну максимум 20, кому действительно очень тяжело даются языки. А у оставшихся 80% уже сложилась определённая размеренная жизнь, и не все готовы выделить время на что-то и этим заниматься регулярно, чтобы получить результаты. А чем старше становишься, тем больше ты оказываешься в плену вот этих привычек. Вывести себя из привычного состояния — это маленький, но подвиг. И людям нужно совершить этот подвиг, чтобы что-то получилось. Это не только языков касается. Естественно, все могут выучить язык.

          Ссылаются очень часто, что, мол, дети быстро схватывают языки. Но вроде известные факты, что любому ребёнку, чтобы выучить какое-то слово и ввести в актив, не меньше 70 раз его нужно услышать или повторить. А взрослому человеку мы три раза повторили, и считаем, что мы должны его запомнить. Если не запоминаем, мы сразу начинаем ссылаться «Ну, вот у меня плохая память», начинаем работать с самовнушением, что это нам мешает.

Александр Блинов

Полиглот, преподаватель, общественный деятель

Не надо пытаться эти вещи запомнить в лоб. Какие-то слова почему-то легко запоминаются, какие-то слова мы ассоциативно запоминаем, какие-то эмоционально. Какие-то слова в контексте у нас очень хорошо укладываются, а потом мы их вычленяем из этого контекста. То есть, есть несколько способов. Если что-то делать, результат будет обязательно.

Другое дело, что от акцента избавиться намного сложнее. Но это уже немножко другой разговор. Акцент — это не самое страшное на самом деле, в каждом акценте есть даже своя изюминка и красота. А научиться говорить и выражать мысли — это опять же через аудирование, аудирование ну и тренировки. Причём тренировки всех видов речи. Не только говорение, но и письмо, и чтение — всё это должно тренироваться обязательно для того, чтобы полноценно владеть языком.

Сколько времени нужно выделять, чтобы дойти до нормального уровня, и как понять, что уровень уже нормальный?

Мне нравится рекомендация Совета Европы, где они говорят, что для того чтобы средним темпом выучить один уровень, нужно полгода условно интенсивных занятий. Предполагаем, с уровня А1 до А2 — это еще полгода. Т.е. для того, чтобы дойти до уровня B1, нужно в среднем около двух лет. Этот уровень не для профессионалов, конечно, но для основной коммуникации его достаточно.

Это средний такой базовый стандарт и он очень условный. То есть можно и три года заниматься, а можно за год и даже за полгода преодолеть эти нормы. Но людям хочется какие-то ориентиры, поэтому я даю такие ориентиры и считаю, что Совет Европы не зря в этом отношении трудился. Они тоже не гарантируют, что всем это однозначно подходит, но, тем не менее, эта концепция мне симпатична, и я тоже ею оперирую.

А сколько нужно тратить времени в день при таком подходе?

Я считаю, от получаса до 3 часов, в зависимости от ваших способностей и знания других языков. Например, если у вас только один русский язык, и английский язык был отвратительный в школе, и вы вообще ничего не знаете, то, конечно, это немножко увеличивает время для изучения того же самого материала. А так — от 30 минут до 3 часов каждый день, мне кажется, это очень хорошо.

Причём это не значит, что сейчас с 3 до 6 буду заниматься языком и буду потеть, пока не выучу. Лучше распределить. Можно на два-три раза разбить небольшими порциями. С утра, после того как проснулись, получасовая языковая тренировка. Можно днём часок другим видом деятельности заняться, допустим, аудированием. И с утра аудирование хорошо. Вечером что-то почитать можно или попрактиковать речь, если можно это организовать. Например, с носителем языка час поболтать. Написать письмо вечером тоже хорошо. Можно распределять, как хочется, нет жестких привязок к времени суток, просто все эти виды речи нужно тренировать. Каждый вид речи очень важен. И они взаимно помогают, в общем-то, всему. То есть, если ты учишься писать, ты учишься логически излагать, ты учишься подбирать слова, ты ищешь словоформы, которые правильные были бы, ну и так далее. То есть это всё нужно. Всё нужно практиковать.

Как учить язык без языковой среды, если нет возможности куда-то выезжать, и учить язык с дорогими носителями языка?

Нужны клубы. Сейчас есть разные чаты. А минималка — это фильмы, аудио, включая музыку и чтение книжек. А лучше аудиокнижки, у которых есть текстовка. И, пожалуйста, мы читаем и слушаем.

В этом плане сложнее с самоорганизацией просто. Не все люди готовы так самоорганизовываться. Это, наверное, самое сложное.
Как и спорт,  легче куда-нибудь заплатить денежки и пойти на тренировку. Там тебя организовали, на тебя внимание обратили, подбодрили, указали какие-то ошибки. То же самое занятия языком — в группе для кого-то проще.

Но сейчас, мне кажется, по основным языкам есть бесплатные клубы. Практику языка вообще много где можно получить, было бы желание. Это не 20–30 лет назад, когда учебник финского языка, если ты нашёл, условно говоря, в книжном магазине города Чебоксары, то это какое-то чудо. Надо было ехать в Москву, а тут раз — учебник финского языка в твоем городе. И ты с любовью месяца два каждую страничку переписываешь и зачитываешься. А сейчас всё доступно. И в интернете информации очень много.

          Нужен даже необязательно человек, который владеет языком. Надо, чтобы кто-то нас сбоку подталкивал. Вдохновлял, может быть. Самый лучший учитель — это не тот, который вас научит, а тот, который вас вдохновит. Неслучайно это говорят.

Александр Блинов

Полиглот, преподаватель, общественный деятель

У вас есть какие-то приемы самомотивации? Бывало ли, что хотелось бросить изучение языка?

Конечно. Типичный пример: я всю жизнь хотел общаться на эсперанто, чтобы с утра до вечера было эсперанто. Я поехал в Роттердам, штаб-квартиру, и когда там действительно 4 месяца я практически жил, и представители разных народов, разных стран и разного цвета кожи говорили только на эсперанто, начиная с доброго утра, заканчивая, что ты будешь кушать, куда ты ходил. Было какое-то пресыщение языком.

Это не только с эсперанто. С турецким, я помню, такое же было. Со многими языками. Когда хочется просто на любом другом языке поговорить, особенно на том языке, который тебе проще. Чувашский, например, или русский язык. И ты ищешь любого собеседника, с кем бы пообщаться. Конечно, иногда устаёшь.

Мотивация для меня... Почему-то для меня каждое слово — это как отдельная личность, у которой есть история. Я так к этому подхожу. То есть вот у этого слова есть целая история, я его обволакиваю в какие-то цвета. Или я представляю ситуации, где я могу его использовать. У меня в этом отношении языковая фантазия. Может быть, я не как художник, у художника своя фантазия, но у меня вот такая фантазия с каждым словом. У меня какое-то есть ощущение к каждому слову, и это мне действительно помогает и запоминать слова и как-то отвлечься, что я не пытаюсь запомнить язык в лоб, заучить просто порядок слов. Все говорят, что выписывать слова и пытаться их запомнить, — это глупость и неправильно, и я с этим согласен. С другой стороны, сам лично я это дело чертовски обожаю. Выписываю 15–20 слов и наслаждаюсь этими словами. Мне они нравятся. На любом языке. Мне просто нравятся какие-то слова из разных тем или даже по одной теме. Я их сразу пытаюсь поставить в какую-то конкретную ситуацию. Потом мне кажется, что они забылись, а позже в неожиданный момент они мне почему-то вспоминаются. Приходят в голову, хотя, казалось бы, я их 100 лет не слышал и не вспоминал, а они вот мне вспоминаются.

Каждому свое. Мне просто это нравится. Кто-то любит слушать музыку и получает от этого удовольствие, кто-то увлечен спортом, например, смотрит футбол дома. Мне нравится для отдушины изучать любые языки. Будь это чукотский язык, языки конго или язык нивхов. Мне они по-своему интересны, даже по своей структуре, как выглядит язык, почему так, чем он отличается от других языков. Кто-то может говорить бесконечно о рыбалке, цветах или собачках. А мне нравится бесконечно говорить о языках.

Всем ли языки нужны? И нужно ли убеждать людей заниматься языками?

Если есть интерес, то нужно. Если нет интереса, то, как бы этот интерес не пробуждать, наверное, нет такой необходимости. Потому что каждый человек по-своему самодостаточен. Для меня языки — это больше возможность увидеть мир другими глазами. Каждый новый язык помогает через культуру, через саму систему языка посмотреть на мир другим взглядом. Если человеку это не нужно, ему комфортно находиться только в русскоязычной культуре, то невозможно его убедить.

С другой стороны, конечно, мир всё-таки становится ближе и ближе. Всё больше иностранцев проникает в Россию, а с другой стороны, нам в силу самых различных обстоятельств, начиная с туризма, кончая профессиональной деятельностью, приходится ездить за рубеж и естественно сталкиваться с языками. Необходимость знания языков всё-таки присутствует. Но это уже необходимость.

Конечно, с точки зрения глобальной, если размышлять с позиции социалистов-утопистов, то мы можем предположить, что да, действительно, всем языки нужны. Они полезны для обучения, для развития мозга и для того, чтобы в старости не было всяких безобразных болезней, связанных с мозговой деятельностью. Но насколько это нужно, каждый человек для себя определяет сам. Хотя я очень яростный, в хорошем смысле этого слова, пропагандист изучения самых разных языков был и остаюсь, и, надеюсь, буду.

Поделитесь статьей:


Другие статьи:



Подпишитесь на рассылку


И получите полезную подборку бесплатных материалов для изучения английского языка на электронную почту.